Тамбовчанин и его жизнь во время эпидемии. История №8 – будни волонтёра: «Нужно изолироваться и думать только о себе? Действительно, зачем думать о других»

В Тамбовской области периодически продлевают и корректируют ограничительные меры в связи с распространением коронавируса, поэтому LifeTambov.ru продолжает рассказывать истории о том, как изменилась жизнь тамбовчан во время пандемии. Сегодня – про один день добровольца, женщины, которая своим примером показывает, что можно быть заботливой женой, мамой, дочкой, успешным бухгалтером и финансовым консультантом и активным, инициативным и неунывающим волонтёром. Вместе с ней мы проехались по Тамбову и развезли продукты по заявкам.

 

День Наталии Вассуновой начинается, как и у большинства горожан, стандартно: семья, работа. Они с мужем воспитывают двух дочек 5-ти и 12-ти лет, много с ними занимаются, помогают в творчестве и спорте, ездят по другим регионам на различные творческие конкурсы. К тому же, Наталия много работает, и, по её словам, очень рада в данной ситуации, что есть возможность делать это удалённо, потому что остаётся время на добровольчество. В волонтёры ОНФ по проекту «Мы вместе» она записалась по простой, но ёмкой причине – чтобы помогать и чувствовать себя нужным. С самых первых дней всеобщей самоизоляции она начала ежедневно приезжать в региональный штаб на Комсомольской площади, 3 и забирать заявки на доставку продуктов нуждающимся. Самое простое – развоз готовых наборов, которые собирают волонтёры молодёжки ОНФ на месте (их может заказать любой житель в возрасте от 65-ти лет). Куда интереснее – сбор продуктовых наборов по индивидуальным заявкам жителей… Итак, после обеда на несколько часов Наталия на собственном автомобиле, вооружившись маской, перчатками и телефоном, который почти никогда не замолкает, в компании одного из добровольцев молодёжки выезжает в город.

 

 

«Я вдруг словно зависла». ПРО НОВУЮ ЖИЗНЬ ВО ВРЕМЯ ЭПИДЕМИИ

 

Едем с Наталией по нескольким адресам в северной части города. Везде распахивают двери с улыбкой. Прощаясь, множество раз благодарят, желают здоровья. Некоторые прибегают к услугам волонтёрского центра уже не в первый раз и встречают Наталию, уже как семьянина.

 

Когда начался коронавирус, всё как будто на время приостановилось, я вдруг словно зависла. А потом – волонтёрство. Это как некий глоток воздуха. Конечно, до этого появилось время на детей. Наконец-то я спокойно занялась их развитием: накупила пособий, мы начали вплотную заниматься чтением, уроками. Но я всё равно не на 100% домохозяйка. Мне этого мало. Я привыкла к очень динамичной жизни. Раньше я помогала детским домам, заседала в жюри различных конкурсов, готовила детей к международным творческим состязаниям и возила их туда, работала на нескольких работах. А теперь произошла не то, что переоценка ценностей, но моё колесо чуть-чуть приостановилось, я выдохнула, и потом появилось вот это. Я зарегистрировалась на сайте мывместе2020.рф, не задумываясь, как только мне на почту с Госуслуг пришло информационное письмо о добровольческом движении. Прошла онлайн-обучение, сдала тест, и через некоторое время мне позвонили из штаба ОНФ. На самом деле это приносит удовлетворение. Коротко – ты чувствуешь себя нужным. А вообще, сами посмотрите, как люди счастливы и довольны, как они встречают тебя, когда ты к ним приезжаешь. Особенно вначале эпидемии. Они поверить не могли, что к ним действительно приедут и привезут продукты. А когда перед тобой стоит пожилой человек и искренне тебе говорит: «Спасибо!», это так приятно. У меня есть своя бабуля, я понимаю, как это важно.

 

 

«Вызвал только потому, что стало интересно, правда волонтёры работают или нет». ПРО СЛОЖНОСТИ

 

Сама Наталия это сложностями не называет. Рассказывает, скорее, как курьёзные истории, и всегда с улыбкой. После первого адреса на Мичуринской, куда мы отвезли готовый продуктовый набор для граждан категории «65+», едем в супермаркет набирать продукты по списку. Всё это время Наталия на связи с пенсионерами, от которых только что уехала, а также с теми, к кому направляется сейчас, и с волонтёрским центром. Постоянно уточняется масса нюансов. И Наталия объясняет: бабушкам и дедушкам гораздо проще позвонить ей на мобильный и поговорить, задать все свои вопросы, чем в штаб. И пусть там работают такие же молодые девушки, вежливые и готовые помочь, но Наталию они видели лично, прониклись доверием, и им так проще.

 

– Они так волнуются. Особенно когда оплачиваешь им услуги ЖКХ. Представьте: ты должен отдать незнакомому человеку платёжку, деньги, чтобы он оплатил тебе ЖКУ. Я представляю их переживания. Как-то я забрала деньги и квитанцию у одной женщины, приехала в кассу, заплатила, сразу ей написала, что всё хорошо, не переживайте. Отправила ей фотографию. Потому что я бы на их месте очень беспокоилась. И моя задача – сделать всё, чтобы они не тревожились в этой ситуации. Тем более, люди в возрасте. А потом они тебя благодарят и искренне удивляются: «Это не обман!».

 

 

– Перед большими майскими праздниками обращались люди с диабетом, им нужно было выписать лекарства впрок, потому что поликлиники не работали все выходные. Меня вызвали незапланированно, и приехать надо было очень срочно. Я приехала в третью поликлинику. А многие врачи ещё тогда не знали, что работают волонтёры. Приходилось долго объяснять. А я стараюсь распределить свой день так, чтобы всё успеть, поэтому с утра – семья и работа, днём – волонтёрство, к 7 часам вечера снова семья и работа. Причём обязательно получается так, что к вечеру нужно забрать откуда-нибудь мужа и детей, подвезти куда-нибудь маму и свекровь, сделать дела по дому, закрыть задачи по работе. Другого времени на это нет. И тут у меня вылетает срочный вызов, и не один. В тот раз я весь вечер развозила лекарства. Поэтому сказать, что у нас есть какое-то определённое время работы и нас не могут вызвать внезапно, нельзя. Много раз было, когда настроился на обед, запланировал свои дела – дети всё-таки – но вызов в 10 утра, по выходным тоже бывает. В основном – это просьба привезти лекарства, если человеку очень плохо.

 

– Бывают истории, когда бабушка или дедушка просто решает проверить, как работают эти самые волонтёры, даже если им ничего не нужно заказывать. У меня была ситуация, когда мужчина попросил забрать в областной больнице очень серьёзное рецептурное лекарство. Мне кажется, он подозревал, что мне их не дадут. А потом выяснилось, что у него там работает знакомая, которая тоже могла их забрать и принести, а также в черте города у него живут дети. Когда я приехала в больницу, врач мне начал объяснять, что без рецепта он не может мне их выдать. Я ответила, что понимаю, конечно, но мне нужно выполнить просьбу, человек ждёт. Начали искать его знакомую, она пришла, оказалось, что я как бы и не нужна, позвонили ему, включили громкую связь. И он своей знакомой по телефону говорит: «Да ты знаешь, я вызвал только потому, что стало интересно, правда волонтёры работают или нет». В результате лекарства мне, конечно, не дали, а дедушка потом перезвонил уже мне и напомнил, что я их так и не привезла. Я спросила: «Ну, вы же понимаете, что мне их не могут дать?», на что он ответил: «Конечно, понимаю» [улыбается].

 

 

«Мы понимаем, что покупное и своё молоко – это очень разные вещи». ГДЕ ВОЛОНТЁРЫ ПОКУПАЮТ ПРОДУКТЫ

 

Многие пенсионеры боятся обращаться к волонтёрам, потому что думают, что они сотрудничают с какими-либо определёнными магазинами или сетями, которые оказывают спонсорскую поддержку, но не отличаются низкими ценами. То же самое с аптеками. Наталия говорит, что это, конечно же, миф, и тут же заворачивает в ближайший переулок с небольшим сетевым магазином из категории «у дома» и начинает обходить с Ульяной ряды в поисках скидок. Когда возникают сомнения, красный перец нужен или жёлтый, если красный, при этом, дешевле, пенсионеру, который его заказал, тут же звонят. Что касается аптек, заезжают в знакомые, где, скорее всего, более приемлемые цены и где покупали лекарства сами себе.  

 

Я закупаюсь по пути следования, но стараюсь в сетевых магазинах, где подешевле. Но бывает так, что заявок очень много, а некоторые из обратившихся говорят, что их интересует определённый магазин, потому что там сегодня акция. Это один человек. А другой хочет в другой магазин с другой акцией. Если только с одной заявкой я буду делать крюк, то я не успею обслужить всех сегодня, – говорит Наталия.

 

Чаще всего принципиально не из магазинов, а с рынка или из уличных лавочек заказывают молоко. Мы понимаем, потому что покупное и своё молоко – это очень разные вещи. Некоторые просят именно своё, потому что пьют только его. Было много таких заявок, мы покупали. То, что без чеков, чаще всего непринципиально. Вообще, когда развозишь заказы, сталкиваешься с разной реакцией: большинство так рады самому факту, что им помогли, что больше ничего не спрашивают и только благодарят, но есть и отдельные случаи, когда нам кажется, что мы всё сделали по схеме, обычно, правильно, но по человеку видно, что что-то не так, а потом в штаб даже поступают жалобы. Но мы всё понимаем – пожилые люди, – рассказывает 18-летний волонтёр «Молодёжки ОНФ» Ульяна Мамонтова, которая ездит с Наталией и помогает ей.

 

 

«Старшенькая просится быть волонтёром». ПРО РЕЖИМ ДНЯ И СЕМЬЮ

 

Я отношусь к тем волонтёрам, которые выездные, разбирают «задания» с утра в специальной группе во «ВКонтакте», выездным. С утра, когда девчонки («волонтёры «Молодёжки» прим. авт.) в штабе обработали заявки, определили объём, они нам пишут, сколько волонтёров им нужно на сегодняшний день. Есть волонтёры без личных автомобилей. Они пользуются машинами, которые предоставили нам благотворители и администрация. Мы начинаем откликаться, приезжаем в штаб за готовыми  бесплатными наборами, что собрали девочки, и списками продуктов, которые будем покупать мы.

 

Ульяна рассказала, что в период дистанционного обучения в школах, когда дети и так ощутили на себе новые нагрузки и непривычный формат, отпрашиваться с онлайн-уроков становится всё сложнее и сложнее. Во-первых, нужно успеть всё сделать по программе, во-вторых, не все учителя относятся благосклонно к прогулам, даже по такой уважительной причине. Наталия поддерживает Ульяну и рассказывает, что с негативом к добровольчеству во время эпидемии коронавируса относятся многие. Она в движении с самых первых дней. И некоторые её знакомые, которые долгое время об этом не знали, впоследствии, по словам женщины, однозначно её решение не поддержали, потому что считают, что в это время нужно самоизолироваться дома и думать только о себе. Она к этой позиции относится с пониманием, но делает то, что считает нужным.

 

– Некоторые мои друзья о моём волонтёрстве не знали до последнего, пока не увидели где-то новость обо мне. И, в общем-то, не поддержали. Ну зачем? То есть нужно изолироваться дома, вести себя аккуратненько, минимально с кем-то общаться и думать только о себе? Действительно, зачем думать о других.

 

 

День Наталии после объезда более или менее принадлежит ей, и появляется время на детей, родителей и работу. Однако, как мы понимаем из рассказанных ею историй про неотложные внеплановые вызовы, ключевые слова здесь «более или менее». Её старшая дочь уже тоже хочет на выезды, и это очень приятно, говорит Наталия, но пока рано, потому что определённая выработанная стрессоустойчивость здесь нужна.

 

– Старшенькая просится быть волонтёром. Но по поводу выездов я пока говорю: «Нет». Пока рано, а на сбор в штабе пожалуйста. Но мне очень приятно. Приятен и её отклик – что она хочет помогать людям вместе со мной – и то, что я могу быть примером для своих детей.  

 

Заканчиваем на Магистральной. Они с Ульяной возвращаются в штаб, отчитываются о своей работе, а девушка впоследствии уже к вечеру отправляется в Рассказово, где проживает и откуда приезжает каждое раннее утро в штаб разбирать заявки и закупать продукты. Вечером у неё также появляется немного времени на уроки, а с утра – опять в путь. По словам девушки, безусловно, сортировка заявок и сбор бесплатных наборов отнимают на базе штаба очень много времени и требуют высокой координации и слаженности волонтёров. Кроме того, ребята после сбора объезжают город, как она с Наталией. Но Ульяна на протяжении своего рассказа в основном улыбается, так же, как и её коллега за рулём, и подчёркивает, что главное в этой работе – сделать так, чтобы человеку, обратившемуся к тебе, было удобно, чтобы он получил помощь, чтобы он остался рад.

 

 

Читайте также:

 

Тамбовчанин и его жизнь во время эпидемии. История №1 – мать пятерых детей на дистанционном обучении: «Первые дни держались очень сложно»

Тамбовчанин и его жизнь во время эпидемии. История №2 – будни водителя автобуса: «Нет народа, мы сами справляемся. А некоторые кондукторы просто боятся выходить из-за коронавируса»

Тамбовчанин и его жизнь во время эпидемии. История №3 – психолог Галина Носкова: В некоторых семейных парах люди просто закрываются по разным комнатам и молчат

Тамбовчанин и его жизнь во время эпидемии. История №4 – будни дорожников: «Нет времени думать о коронавирусе, я даже в своих снах укладываю асфальт»

Тамбовчанин и его жизнь во время эпидемии. История №5 – будни таксиста: «Если бы мне помогли оплатить ипотеку, я бы остался дома, чтобы все были здоровы»

Тамбовчанин и его жизнь во время эпидемии. История №6 – будни спортсмена: бодибилдер, который вышел к администрации и звал губернатора

Жизнь во время эпидемии. История №7 – будни специалиста по интернет-проектам из Тамбова, запертого в Москве: «Было ощущение катастрофы. А ты сидишь на кухне, пьёшь валерьянку и думаешь»

 

Поделиться в соцсетях:

Комментарии