Судья: «У вас там в Доме молодёжи просто какой-то Версаль». В Тамбове прошло второе заседание по иску Ильи Андреева к администрации

Сегодня коллеги бывшего директора МАУ «Дом молодёжи» заявили, что в день, когда его уволили, он присутствовал на работе и не оформлял больничного. Бумага является главным аргументом в споре Ильи Андреева с администрацией Тамбова по поводу законности отстранения от должности. Напомним, он подал в суд с целью доказать, что его не имели права отстранять от обязанностей, поскольку он в это время был на больничном. Свидетельства и за, и против этого были высказаны сегодня, на втором судебном заседании по этому поводу. Андреев требует возместить моральный ущерб в размере 50 тысяч рублей и восстановить его в должности руководителя учреждения.

 

Заместителем руководителя мне было поручено заполнять табель о посещении сотрудников за этот день, 21 февраля. Я делала это в конце месяца, 25 февраля. Я поставила [Илье Андрееву] восьмичасовой рабочий день, потому что не было документов, подтверждающих обратное: каких-либо приказов, больничного, – свидетельствовала на суде методист по работе с молодёжью МАУ «Дом молодёжи» Татьяна Вялушкина.

 

В день, когда уволили Илью Андреева, она временно занимала должность его секретаря и находилась, соответственно, в приёмной весь рабочий день. По её словам, она видела директора с утра и вечером. Как известно, в промежутке он был на заседании комитета по бюджету и муниципальной собственности Тамбовской городской Думы, где выступал по поводу отчёта Контрольно-счётной палаты, в котором описывались многочисленные нарушения со стороны Дома молодёжи. Татьяна Вялушкина утверждает, что именно для этого заседания Андреев поручил ей подготовить и размножить раздаточный материал. Содержанием папок она не интересовалась. Однако, по её словам, в день своего увольнения Илья Андреев утром прибыл на работу, распорядился по поводу документов, днём забрал их и ушёл в Думу, а после заседания вернулся на работу. Причём в промежутке с 17:00 до 19:20 она вместе с юрисконсультом Дома молодёжи находилась в приёмной. Но их сообщения о факте пребывания на работе Андреева в корне расходятся. Методист утверждает, что Илья пробыл на рабочем месте примерно до 17:50, а юрисконсульт – что Андреева не было на месте.

 

У вас там в Доме молодёжи просто какой-то Версаль… Вдвоём в одно и то же время сидели, при этом одна уход директора видела, вторая не видела, – говорит судья Ленинского районного суда Ирина Изгарёва.

 

Самого истца не было на сегодняшнем заседании, в отличии от прошлого. На этот раз, как сообщил Илья Андреев порталу LifeTambov.ru, он территориально находится в Москве.

 

Дело в том, что по всему Дому молодёжи установлены видеокамеры, всего 16 штук, и я уже неоднократно это подчёркивал и ходатайствовал о том, чтобы суд запросил съёмку. Считаю, что Татьяна Вялушкина лжесвидетельствует, поскольку является заинтересованным лицом – она была принята на работу по инициативе комитета по молодежной политике, физической культуре и спорту администрации Тамбова, – прокомментировал он LifeTambov.ru.

 

Он настаивает на том, что сведения о его присутствии на рабочем месте сфабрикованы, поскольку свидетельство об этом из администрации города подано задним числом, 22 февраля. В нём говорится следующее: Андреев был на работе с утра, в 14:00 он отправился в городскую Думу, с 15:25 по 15:35 находился в актовом зале Дома молодёжи на торжественной церемонии вручения паспортов юным гражданам Тамбова, при этом Дума подтверждает, что он находился в ней до 16-ти часов. По сообщению руководства комитета по молодежной политике, физической культуре и спорту, который, к тому же, находится в самом здании Дома молодёжи, директор учреждения не уведомлял о том, что не придёт на работу.

 

В этот день в здании я с ним не встречалась. Машина его стояла на парковке с утра. Мы с ним общались на заседании в Думе в два часа дня. В течение дня оповещения о болезни или отсутствии на рабочем месте не было, – свидетельствует председатель комитета Людмила Горбунова.

 

Сегодня прошло рассмотрение дела только на предмет присутствия Ильи Андреева на своём рабочем месте в день увольнения. Поскольку если оно подтвердится, окажется, что его отстранили от должности на вполне законных основаниях. Если будет доказано, что в этот день он действительно болел и хотя бы кому-нибудь сообщил об этом, то правомерность увольнения окажется под вопросом. В идеале он должен был предоставить больничный лист, и в общем табеле о посещениях за весь месяц сотрудников Дома молодёжи было бы обозначено его отсутствие. Однако там от 21 февраля стоит буква «Ф» – фактически присутствовал на работе в течении восьми часов, разве что отлучаясь в Думу. Пока же его коллеги разбились на два лагеря: одни чудесным образом видели Андреева, вторые в тот же день чудесным образом – нет. В пользу первого, кроме юрисконсульта учреждения, высказались ещё двое человек, оба они оставили работу в Доме молодёжи после ухода оттуда Ильи Андреева.

 

В этот я была выходная. Я приходила к директору по личному вопросу. Я пришла довольно рано, не было девяти часов утра. Через некоторое время вышел заместитель директора по административно-хозяйственной работе (далее АХР) и сообщил, что директор заболел, его нет на месте, – рассказывает бывший администратор  Дома молодёжи, пенсионер Елена Трофимова.

 

После этого ей позвонил сам Андреев и сообщил, что заболел. Она покинула учреждение до обеда, и всё это время, по словам женщины, его не было на месте. Она утверждает, что вернулась на место работы чуть позже трёх часов дня, и тот же замдиректора повторно сообщил ей, что руководитель так и не появлялся в здании. Заместитель Андреева по АХР Сергей Ремпель, ныне безработный, всего проработал в Доме молодёжи менее месяца, с 1 по 25 февраля. По его словам, он действительно знал о болезни Андреева, потому что тот сообщил ему с утра по телефону, и проставил ему в табеле за этот конкретный день отсутствие по больничному листу, хотя признаёт, что его никто не предоставлял. Ремпель, как он говорит, по просьбе начальника, два раза поднимался в кабинет к Горбуновой, чтобы сообщить о его отсутствии, но оба раза её не застал.

 

Тем временем Илья Андреев весь день до заседания бюджетного комитета пробыл дома с малолетней дочерью. Такой версии развития событий придерживается его жена. Её матери стало плохо, и утром женщина была вынуждена уехать к ней. Ребёнка было оставить не с кем, поэтому муж не поехал на работу. К тому же, до этого он всё равно вывихнул руку, когда шёл в гараж. Сообщал или нет он об этом на работу, жена, Екатерина Андреева, не знает. Сам он утверждает, что его больничный был открыт от 21 числа. По словам женщины, после того как он съездил в Думу, где-то в четыре часа он отправился пешком в травмпункт больницы имени Архиепископа Луки, но столкнулся там с большой очередью и после приёма врача вернулся домой примерно в восемь часов вечера, уже с новостями об увольнении.

 

– С тех пор он находится в депрессивном состоянии. У него появилась апатия, равнодушие к жизни, пропал аппетит. У нас с ним отношения стали холодными. Он отстраняется от ребёнка. Он не проводит столько времени с семьёй, как раньше – у него возникает раздражение, упадническое настроение. Он замкнулся. Раньше он приходил домой в приподнятом настроение, с уходом из Дома молодёжи такого больше не было, – говорит супруга Андреева.

 

По её мнению, его настроение связано с непредвиденной потерей дохода, что особенно сильно ударило по их семье в условиях того, что сама она находится в декрете.

 

Судья продлила рассмотрение дела и порекомендовала представителю истца позвать его на следующее заседание, чтобы составить более полную картину событий. Оно состоится в конце апреля и будет в том числе посвящено разбору ситуации с проверкой КСП в отношении Дома молодёжи. До тех пор суд изучит предоставленные сторонами материалы, например, детализацию звонков Ильи Андреева.

 

Поделиться в соцсетях:

Комментарии