Дмитрий Сельцер: «Федеральный тренд на обновление власти во многом повлияет на региональные выборы»

Менее двух с половиной месяцев осталось до единого дня голосования 18 сентября 2016 года. В этот день тамбовчанам предстоит выбрать депутатов Тамбовской областной Думы, а также проголосовать на выборах депутатов Государственной Думы ФС РФ. Политические партии уже начали выдвигать своих кандидатов на федеральном уровне, проходят конференции по выдвижению и в региональных отделениях партий. Всеобщий тренд на обновление власти дает понять, что и предстоящие выборы должны изменить многое. О том, чего ждать от предстоящих выборных кампаний, мы решили спросить у Директора Центра исследования политических трансформаций ТГУ имени Г.Р. Державина, известного политолога Дмитрия Сельцера.

В область пришла новая власть – новый губернатор, новая команда. Областная Дума, возможно, тоже будет меняться. С чем связаны эти процессы? Чего нам стоит ожидать от ближайших выборов в областную Думу?

- На общероссийском уровне сформировался устойчивый тренд на смену элит и стоящих за ними административно-управленческих команд. Обратите внимание: там, где меняются губернаторы, повсеместно ротируются и управленческие команды внутри регионов. Тамбовская область в этом смысле совсем не исключение. Региональная исполнительная власть после смены губернатора в существенной степени претерпела кадровые перемены. Пришел черёд обновления депутатского корпуса. У нас, я предполагаю, оно будет заметным.

Причин тому несколько. Во-первых, есть интенции, идущие из федерального центра, и это ощущают все. Центр недвусмысленно дает понять, что региональные элиты должны быть существенно обновлены, а сами регионы должны добавить в политической динамике, в том числе – и в элитной сменяемости. Во-вторых, есть большая объективная потребность в смене элит. Десятилетиями несменяемые элиты теряют способность демонстрировать политическую активность и действовать. Они костенеют, обрастают собственными интересами и перестают выполнять функцию политической элиты. У нас в области этот процесс приобрёл с какого-то момента характер бедствия. В-третьих, новый губернатор испытывает острую потребность сформировать живую административно-политическую команду в широком смысле – не только на уровне управленческой команды администрации области, администраций городских округов и муниципальных районов, но и на уровне регионального законодателя. Вижу проявления высокой активности областной администрации по формированию депутатского корпуса. И динамика событий демонстрирует, что губернатор вряд ли полагается на депутатов регионального парламента предыдущего созыва. Какая-то их часть останется, но многие, конечно, уйдут.

- Что касается межпартийной борьбы – какой она будет, если судить по той активности, которую они начали проявлять?

- Партии, как всегда, в предвыборный период начинают демонстрировать активность. Это и понятно: наступает их золотое время. Когда им ещё работать, если не сейчас? Региональным партийным боссам надо адекватно выглядеть в глазах своего партийного руководства, дать требуемые электоральные показатели, как-то вклиниться в процессы формирования политических команд. Иначе говоря, всем партиям (в первую очередь, партийным элитам, конечно) следует продемонстрировать субъектность. Оттого предстоящие выборы оживят в регионе политическую жизнь. Оживёт на некоторое время и региональная партийная система. Что сейчас ждать от политических партий? Я думаю, постепенной, а в какой-то момент резкой активизации. Региональные выборы ныне соединены с выборами депутатов Государственной Думы. На федеральных выборах решается очень многое, оттого и внимание к региональным выборам будет существенно большим. Партии ставят задачу бороться за каждый голос. И они не лукавят. Оттого в текущей кампании резко возрастут выборные технологии прямого общения с населением.

Если говорить о реальных перспективах партий, то я, наверно, не открою какие-то страшные тайны. Ясно, что наивысшую перспективу имеет «Единая Россия». В каком-то смысле все парламентские партии – это часть государства. Они интегрированы в него, являются деталями общего механизма. Но понятно при этом, что «Единая Россия» интегрирована наивысшим образом. У нас страна такая – тот, кто «внедрён» в государство в самой большой степени, тот в критических, самых важных обстоятельствах имеет сильные преференции по отношению к остальным игрокам. «Единая Россия» в нашей политической модели будет на выборах наиболее заметным игроком. Хотя, можно уверенно предположить, что в этой выборной кампании довольно приличные перспективы есть у КПРФ. Шансы этой партии и прежде здесь были высоки, но сейчас, я полагаю, особенно. В последние годы партия работает на позитиве, многое делает для нахождения разумного консенсуса с государством. КПРФ, например, в последние годы активно поддержала Путина в его внешнеполитических решениях.

- Но многие коммунисты в регионах этим фактом возмущены. Кстати, выдвижение на выборы в качестве кандидата Тамары Плетневой - это шаг против региональных парторганизаций. Два региона из трех, от которых она в итоге выдвинута, официально отказались ее поддержать. Окончательное решение, судя по всему, было принято высшим руководством партии. Не может ли такая ситуация привести к расколу в партии и повлиять на итоги голосования?

- Многое будет зависеть от степени ответственности и стиля поведения функционеров партии всех уровней – и центральных, и региональных. Все они должны понимать хрупкость положения КПРФ. Сейчас у них есть все сценарии позитивного развития. Они могут обрести гораздо больше мест в региональных парламентах, с одной стороны. А, с другой, вполне способны довольно много получить и на выборах депутатов Государственной Думы. Раскол внутри КПРФ будет работать только против этих возможностей. Теперь о тамбовской ситуации. Мне кажется, объективно Геннадий Андреевич Зюганов, балансируя между разнородными интересами своих соратников, совершил ошибку, поставив на Тамару Васильевну Плетнёву. Думаю, если уж она так ему нужна в Думе, стоило поступить как-то иначе, не идя против воли регионалов. И тогда последним было бы проще здесь строить эффективную избирательную кампанию. Я не настаиваю, поскольку не вижу процессы КПРФ изнутри и не знаю их до конца, но что-то мне подсказывает, что такое решение точно не усиливает партию, а очевидным образом сужает её электоральные перспективы. Тот же Андрей Игоревич Жидков за последние 3-4 года сделал очень многое, чтобы укрепить региональное отделение. Он деятельно и, самое главное, продуктивно занимался партийным строительством, всех знает, имеет добрую репутацию в обществе, большой вес и влияние в местных отделениях партии. Артем Александров – молодой лидер партии. Я думаю, за ним её стратегическое будущее. В каком-то смысле за ним стоит будущее молодого поколения партии. Для всех он пример того, что партия – не кружок пенсионеров, ностальгирующих по прошлому, а имеет связь с современностью, и значит – социальную перспективу. Итак, конфликт между регионалами и высшим руководством партии, если он существует, ни к чему хорошему не приведёт. Пострадают интересы КПРФ. Электорат КПРФ не аккумулируется вокруг скандалов. Вообще говоря, и «Единой России», и КПРФ скандалы электорально противопоказаны. В отличие от, например, ЛДПР.

- Явные конфликты существуют и в других партиях. Частая смена координаторов в ЛДПР, в «Справедливой России» конфликт был на федеральном уровне с депутатом от Тамбовской области Дмитрием Гудковым. Кстати, несмотря на то, что Гудков больше членом «СР» не является, руководитель регионального отделения партии Андрей Колмаков продолжает быть его помощником. И ни у кого, кажется, это противоречий не вызывает.

- Я думаю, «Справедливая Россия» остается партией довольно рыхлой, что тамбовская ситуация лишний раз демонстрирует. Для меня это такая о многом говорящая общепартийная проекция на региональный уровень. У «СР» изначально было сложное положение. Она создавалась в свое время как спойлер и возможный преемник «Единой России». В том случае, если у единороссов иссякнет кредит доверия, решительно ухудшится репутация, предполагалось развивать вторую партию власти. В 2006 году эта возможность еще рассматривалась как реальная политическая перспектива. Но в ходе выборов 2007 года уже было понятно, что «Единая Россия» остается ключевым партийным проектом, а у «Справедливой России» возникает ситуация быть второй – при этом маловлиятельной – партией с узкими пропагандистскими возможностями. Запрос на социальную справедливость, демонстрируемый «СР», очень актуален для России. Но на реализацию этого запроса очень активно претендует традиционный актор – КПРФ. Оттого в политических реалиях у «СР» сейчас мало сценариев завоевания электората. ЛДПР, в отличие от «Справедливой России», не рыхлая партия. Это партия вождистского типа. Там все ключевые решения принимает один человек. ЛДПР гораздо легче развивать на региональном уровне, нежели «Справедливую Россию». Легче приобрести какой-то политический вес и узнаваемость. В любой партии не может быть много лидеров, тем более – в ЛДПР. Оттого там периодически возникает борьба за обретение ключевой позиции в региональном отделении. Долгие годы партия на выборах в региональный парламент здесь набирала мало голосов. Не думаю, что тренд радикально изменится в этом смысле.

- В Тамбовской области впервые совмещаются выборы депутатов Государственной Думы с выборами в облдуму. С точки зрения организации избирательного процесса –это сложно. Каково это с точки зрения ведения избирательной кампании? Партиям будет сложнее или проще?

- Думаю, что каждая партия имеет свои преимущества от совмещения адекватно представительству в органах государственной власти. Для «Единой России» – это шанс сделать мощную и различимую избирательную компанию, где будут консолидированы усилия центра и регионов, где можно будет использовать синергетический потенциал всех акторов, кампаний всех уровней. Но и остальным парламентским партиям будет тоже неплохо. Появляется возможность что-то сконструировать в ресурсных регионах даже у «Яблока». Остальным, думаю, извлечь из совмещения какие-то дивиденды будет сложно. Но у них и перспектив не было даже тогда, когда эти кампании были разделены. Главные условия успеха для партий – сильные кандидаты, привлекательная программатика, наличие сети активистов, финансовая состоятельность, связь с электоратом, выстроенные отношения с властью. Когда все эти приводящие условия совпадают, приходит понимание, как вести кампанию и строить электоральные перспективы. 

Поделиться в соцсетях:

Комментарии 3

  1. политтехнолог 06 июля 2016, 15:38
    Плетнева посадит кпрф до минимума. Власти это на руку. Плетневой явно не нравится то, что Жидков прекратил торговлю мандатами пышным цветом практиковавшейся при ее руководстве. А так, да, конфликт в кпрф налицо. Такие как Жидков руководству явно не нужны. Нужны посредственности живущие для себя.
    1. избератель 07 июля 2016, 09:50
      Все «альтернативные» партии в Тамбове дискредитировали себя выбрав лидеров с криминальным прошлым (а может и настоящим), выбор очевиден в пользу губернатора и его команды.
      1. Москвач 13 июля 2016, 01:24
        А может надо не с регионов?