Сергей Чеботарев: «Я думаю, будет правильно рассказать о том, что на самом деле происходит с Асеевскими домами»

В Интернете в последнее время тема ремонта Асеевских дворцов, их будущего, будущего усадебных парков поднимается довольно часто. Известно, что на ремонт Асеевского дома в Тамбове было потрачено около 348,6 млн рублей из федерального бюджета, на создание в нем музея – около 100 млн рублей из областного, на реставрацию рассказовского дворца потрачено 527 млн из федерального бюджета.

Журналисты и общественники часто поднимают тему ремонта этих объектов, благоустройства прилегающей к ним территории и многие другие, но не всегда ситуация проясняется, и многие вопросы так и остаются без ответов.

Вице-губернатор Сергей Чеботарев встретился с журналистом LifeTambov.ru, чтобы ответить на многочисленные вопросы общественности по поводу состояния и перспектив Асеевских дворцов в Тамбове и Рассказово.

- Я посмотрел, что пишут об Асеевских дворцах, а недавно одно из СМИ опубликовало фото из Рассказово и написало, что ни у кого информации получить не могут, что там делается и что будет делаться. Я думаю, будет правильно рассказать о том, что происходит и напомнить хронологию событий, - рассказывает Сергей Чеботарев.

 Асеевские  дворцы погибали

- А было так, что два дворца практически погибали. И если, по словам известного тамбовского краеведа Валентины Кученковой, тамбовский дворец еще можно было спасти, то рассказовский восстановить казалось невозможно. Степень разрушения была крайней. Но администрация области начала работу по продвижению проектов воссоздания дворцов в министерстве культуры. Надо сказать, что мы разрабатывали проекты, понимая некоторую их обреченность - деньги огромные, а федеральная программа не безразмерная. Тогда они выглядели не очень-то реальными. Сейчас я хочу назвать людей, благодаря которым проекты состоялись. Это в первую очередь бывший министр культуры Александр Авдеев. Он нас очень поддержал. Потом нас поддержали в департаменте по охране памятников, помогая продвигать проекты. И случилось чудо. Ведь если вы посмотрите федеральную программу по памятникам, то увидите - ни один регион, за исключением Питера и Москвы таких средств на памятники никогда не получал. Наша задача была восстановить два Асеевских дворца, теперь – приступить к восстановлению усадьбы Чичериных в Карауле. И в этом году там работа начнется.

«Росимущество» и администрация: все было жестко и цинично

- Сразу хочу отметить вот что – администрация разрабатывала проекты, продвигала, но все эти дворцы области не принадлежали и не принадлежат. Асеевский дом в Тамбове принадлежал структуре, подведомственной Росимуществу. И когда они увидели, что там начинает что-то вырисовываться, то выставили памятник на торги. Они не собирались устраивать там музей, идти на какие-то переговоры. Все было достаточно жестко и цинично. Когда мы пытались вмешаться в реставрацию дворцов, то нас просто не пускали на площадки. И не только нас, даже журналистов второго телеканала не пустили за ограду Асеевского дома.

В чем особенность федеральной реставрации? Минкульт восстанавливает объекты, находящиеся в федеральной собственности. Это условие. Министерство само торгует работы, в регион деньги не идут – оно объявляет конкурс, проводит его, заключает договор, определяет организацию, которая будет контролировать работы. Поэтому особенно вникнуть в эту историю было невозможно. Главное, на чем мы тогда сосредоточились – это, признаюсь честно, административно поддержанная акция общественности по спасению дома Асеева. Тогда люди активно заявили свою позицию, что позволило привлечь внимание руководства Росимущества. До этого с нами и разговаривать никто не хотел. Решающую роль в истории сыграла Ольга Голодец, оказавшаяся очень въедливым чиновником. Она была у нас, видела дворец и взяла ситуацию под контроль. Революция случилась, когда к нам приехала глава Росимущества Ольга Дергунова. Она – единственный человек в Росимуществе, который принял честное решение. Дергунова посмотрела дворец и сказала, что никакого ресторана там быть не должно, а должен быть музей. Но поставила условие – здание должно остаться в федеральной собственности. И оно осталось в федеральной собственности, хотя его передали другому хозяину – подведомственному Минкульту «Агентству по управлению и использованию памятников истории и культуры». Создание музея в этом здании область взяла на себя. А само здание нам передали в безвозмездное пользование. Мы создали областное учреждение, которое финансируется только из облбюджета. Все, что сейчас есть в музее – куплено областью. Экспонаты, оборудование, система охраны и видеонаблюдения - все это сделано за счет области. Содержим здание, финансируем штат мы. В чем роль «Петергофа»? Только как методического центра. Хотя это очень многое значит. «Петергоф» нам помог со специалистами, которые выступали как эксперты, помогли с проектированием музея, с восстановлением интерьеров первого этажа. Кроме того, мы договорились, что «Петергоф» будет устраивать у нас свои выставки. В прошлом году организовали только одну фотовыставку потому, что не было оборудования. Сейчас оно есть. В этом году мы уже договорились, что «Петергоф» привезет к нам в конце марта выставку фарфора императрицы Марии Федоровны – вдовы Александра III.

Проблемы с качеством ремонта

- У нас есть очень большие проблемы, связанные с качеством ремонта. Мы сразу об этом говорили, и сразу же был составлен акт, в котором указаны все недоделки и внутри, и снаружи. В прошлом году очень активно работали с собственником, некоторые недоделки были устранены, но самая существенная – фасад. Его надо капитально ремонтировать за счет подрядчика, осуществлявшего работы. Там нет гидроизоляции. Подрядчики начинали работы неплохо, а потом видимо как-то договорились с надзорным органом, а принимал работы – собственник, который и назначал надзорный орган. В конце декабря мы встречались с замминистра культуры Григорием Пирумовым, вместе связались с фирмой-подрядчиком, и он взял под свой персональный контроль работы по ремонту фасада, которые должны начаться весной этого года. В прошлом году они сделали крышу, с которой тоже были серьезные проблемы. У нас есть уверенность, что мы доведем до конца эту работу.

Асеевский парк: проекты будем обсуждать

- Теперь, что касается территории музея. Парк принадлежит городу. Сейчас там главная тема связана с ужасной щебенкой, которой засыпана прилегающая к дворцу территория. Я разговаривал с губернатором, и Александр Валерьевич дал поручение Юрию Рогачеву весной этот вопрос решить. Каким будет решение – мы еще обязательно обсудим. Лично я - противник плитки. Во всех музеях и парках кладут мелкую крошку. Плитка разрушает восприятие парка. По парку, кстати, особая тема. Помните нелепые публикации про «разнос Мединского»? На самом деле он упрекал нас в том, что в прошлом году не состоялись выставки «Петергофа» и в том, что Тамбов остановился с парком. Мединский говорил, что мы обещали сделать парк, а не делаем. Мы знаем ситуацию, которая складывается в городе и проект, который разрабатывается при участии «Петергофа», потребует еще серьезного обсуждения. Ясно, что просто так этот номер не пройдет. Спешить с парком никто не будет. Я буду просить губернатора пока ограничиться приведением в порядок дорожек и оборудованием освещения. И надо закрыться от соседей, которые уже сделали в парк свои ходы-лазы. Сейчас мы видим потребность тамбовчан в парке, который не обременен какими-то аттракционами.

Рассказовский дворец. Как это было

- Теперь о рассказовском дворце. Он вообще был бесхозным. Его никто не хотел брать. А по условиям Минкульта у здания должен быть пользователь. Началось с того, что мы его отдали Детскому фонду. Глава отделения фонда Анатолий Ильич Петров как-то плохо сопротивлялся этому просто. И вот мы сейчас говорим, что дворец всем нужен, а там началась форменная растащиловка. Тащили все – стройматериалы, мрамор, решетки. И Петров попросил забрать у него все это хозяйство. Отдали тогда Рассказовскому району. Затем нам удалось передать дворец на баланс федерального бюджета. Теперь область ничего не тратит ни на ремонт, ни на содержание. Новый собственник, а это все то же агентство при Минкульте, серьезно взялся за дело, и вы видите, что парк уже приведен в порядок, там проложены дорожки, есть освещение, восстановлена историческая ограда, сейчас идут работы по созданию необходимых коммуникаций, туалетов. Но собственник вполне резонно спрашивает, а как содержать дворец? Что с ним делать? И у них начинают возникать различные проекты. Один из них - воплощенный на бумаге конно-спортивный клуб. То есть здание должно использоваться как клубный дом, рядом должна быть гостиница, ипподром. Мы не можем им диктовать свои условия, но резонно заметили - проект в таком виде реализован быть не может. Они не согласились, но жизнь показала, что мы были правы. В результате собственник все-таки согласился, что дворец должен быть не элитным домом, а музейным центром.

Музеи всех пугают

- У нас всех пугает тема музея. Почему? Музей – убытки, которые надо вешать на бюджет. И федеральный бюджет не хочет создавать музей, куда надо будет отдавать деньги. Но опыт тамбовского дворца Асеева, а я очень доволен как этот коллектив сейчас работает, показывает, что музей может зарабатывать деньги. Асеевский дворец за прошлый год заработал порядка 4 миллионов. Это неплохая сумма для музея. В прошлом году нам удалось продвинуть Тамбовщину в федеральный проект «Русские усадьбы». Тамбовщина вошла в него двумя поселениями – Тамбовом с усадьбой Асеева и домом-музеем Чичериных и Ивановкой с усадьбой-музеем Рахманинова. С этого года все туроператоры страны будут предлагать этот тур. В принципе, если мы рассказовский дворец сделаем музеем, то мы его легко впишем в этот маршрут по дороге в Ивановку. Что это будет за музей – надо думать. Мне представляется, что какие-то комнаты в рассказовском музее должны быть интерьерными, а какие-то комнаты посвящены знаменитым людям Тамбовщины. То есть через людей показать наш замечательный край и его мощнейшую историю. Но это надо еще обсуждать.

Рассказовский парк надо завершить

- В январе мы встречаемся с собственниками рассказовского дворца, будем обсуждать варианты, в феврале они встретятся с губернатором, чтобы услышать подходы области к использованию дворца. Но там есть еще одна серьезная проблема. Для того чтобы парк был завершен необходимо, чтобы к дворцу отошли еще пять зданий-памятников, которые располагаются на территории арженской фабрики. Это водонапорная башня, ипподром, еще несколько домиков, принадлежавших Асееву. Но Арженка сейчас в процедуре банкротства и эти здания находятся в конкурсном управлении. Как их взять сегодня – самая большая проблема. Но я уверен, что совместными усилиями мы распутаем этот клубок и передадим здания Минкульту. Этим мы будем заниматься в этом году. Собственники дворца также просят сделать к дворцу отдельную дорогу, и губернатор дал поручение ее сделать. Они просят отселить жильцов из лачуг вокруг дома, а это тоже непросто. Жилье не ветхое и как найти механизм отселения - надо думать. Но должен сказать, что весной мы запустим в рассказовском парке 4 фонтана. Надо заметить, что все почему-то считают, что если администрация захочет, то все будет как она захочет. Это не так. В нашей истории, к примеру, столько сторон, столько интересов, так что все очень непросто.

Флигель в тамбовском парке будет выкуплен

- Еще одна тема – пресловутый флигель в Асеевском парке в Тамбове. Собственников всяких в парке довольно много. Флигель принадлежит профсоюзам, есть там еще несколько зданий, которые давно были проданы. Видимо санаторий не очень хорошо живет финансово и потихонечку продает свое имущество. Цена, которую они заломили за флигель конечно неадекватная. И мы сразу об этом сказали. Сегодня комитет по управлению имуществом проводит оценку, и мы готовы идти на переговоры. Губернатор обозначил эту позицию. В конце января мы встретимся с руководителем профсоюзов Князевым и будем обсуждать этот вопрос на основании независимой оценки. Что будет в этом флигеле? Пока вопрос. У меня предложение – организовать там детский культурно-образовательный центр. Такие существуют в стране при музеях. Но мы еще будем думать и обсуждать этот вопрос.

Реставрация продолжается, а исследования приводят к фантастическим результатам

- К сожалению, все делается не так быстро, как хотелось бы. Но нам удалось главное – избежать гибели Асеевских дворцов. Хорошо ли они восстановлены? Да, можно критиковать, но мы понимаем, что это можно поправить. То, что надо проводить дальнейшую реставрацию и изучение – однозначно. Все мы прекрасно понимаем, что фасад Асеевского дома в Тамбове сильно упрощен, и мы сейчас готовим проект для продолжения реставрации. Более того, мы понимаем, что интерьер дома сейчас не совсем тот, надо восстанавливать исторические плафоны, живопись, которая там была. По крайней мере, мы сейчас понимаем, что было в кабинете Михаила Асеева, что было на лестнице, и все будем потихонечку восстанавливать.

В конце декабря у наследников Валентины Кученковой мы выкупили ее уникальный архив. Фотографии интерьеров Асеевского дома 40-х годов из этого архива будут выставлены. Они тоже многое нам подсказывают. В прошлом году администрация области одобрила проект по изучению истории семьи Асеевых. Им сейчас занимается Владимир Середа с Ириной Машенковой. Они получили грант и начали поиски, которые привели к фантастическим результатам! Они восстановили историю семьи, и это будет бомба, я уверен. В ближайшее время состоится презентация их книги о семье Асеевых и ее окружении. Сегодня они переписываются с прямыми потомками Асеевых, которые живут в Чили и один из них хотел бы приехать к нам в Тамбов. Музей живет и надо, чтобы он развивался.

 

Поделиться в соцсетях:

Комментарии