Спустя полтора года вдовец тамбовчанки, к которой почти сутки не могли вызвать скорую, рассказал, как умирала его жена

В феврале 2017 года, спустя двое суток после начала сердечного приступа, с трудом дождавшись скорую помощь, в областной клинической больнице имени Бабенко от инфаркта умерла тамбовчанка Тамара Суворова. С тех пор, практически сразу после случившегося, начались судебные процессы, которые завершились буквально пару месяцев назад. Всё это время её вдовец Александр Николаевич Суворов пытался найти виновных в смерти его жены, в том, что к ней на помощь никто не приходил почти сутки, и возместить невозместимый моральный ущерб. По его словам, по прошествии вот уже полутора лет с момента её смерти он никак не может найти утешение и до сих пор просыпается от кошмаров, тревоги и болей в сердце и буквально живёт на медикаментах.

 

 

Александр Николаевич познакомился с супругой в 1980 году, почти сразу они поженились. Для обоих это был второй брак и, по его словам,по-настоящему счастливый. Даже теперь, рассказывая о собственном быте и жилище сегодня, о совместном досуге, о садике за домом, Александр Николаевич говорит «у нас с Томой», «наше с Томой», добавляя, что он каждый день засыпает и просыпается с мыслями о ней.

 

 

- Я Томочку очень любил, мы оба любили друг друга. Все 37 лет, что были вместе. Теперь я каждый день не могу поверить, что её со мною нет, - рассказал при встрече LifeTambov.ru Александр Суворов.

 

 

Тамара Владимировна скончалась в ночь с понедельника 6 февраля на вторник 7-го. Тогда с просьбой о помощи в СМИ и на сайт губернатора обратились знакомые Суворовых, которые утверждали, что супруга Александра Николаевича страдала от болей в области сердца со всеми признаками инфаркта, но карету скорой помощи удалось вызвать лишь где-то через 19 часов после начала приступа. Этой же версии придерживается и супруг Тамары Суворовой.

 

 

Первая публикация в СМИ о случившемся появилась в четверг, 9 февраля 2017 года. От этого же числа информация размещена и на сайте «Прямая линия» Александра Никитина.  

 

- Умерла моя близкая знакомая Тамара Владимировна, умерла она от инфаркта, потому что ей вовремя не была оказана медицинская помощь. 4 февраля с ней случился приступ инфаркта, и ее муж Александр Николаевич несколько раз пытался вызвать скорую помощь, звоня по телефону 03, но там постоянно переключали и советовали дать таблетку или вызвать врача с поликлиники. В субботу 4 февраля скорая так и не приехала, и больная осталась на сутки мучиться без медицинской помощи. В воскресенье все же удалось достучаться до скорой и ее забрали в областную больницу, в реанимацию, где она и скончалась, - написала подруга умершей Ольга Никитина.

 

То же самое после случившегося она и Александр Николаевич рассказали и LifeTambov.ru. После обращения на «Прямую линию» ответственное ведомство, которому поручили решение этого вопроса, изложило Ольге Никитиной справочную информацию о работе скорой помощи в Тамбове и пообещало провести проверку и наказать виновных, в случае, если вина действительно будет установлена:

 

«По фактам, изложенным в Вашем сообщении, проведена предварительная служебная проверка. Работа скорой медицинской помощи осуществляется по трём направлениям: оказание консультативной помощи по телефону, оказание медицинской помощи при обращении непосредственно на станцию (отделение) скорой медицинской помощи и по месту вызова. В сутки на станции скорой медицинской помощи г. Тамбова регистрируется около 300 звонков с консультативной целью, непосредственно на станцию за медицинской помощью обращается в среднем до 10 человек, обслуживается около 200 вызовов. Прослушаны все аудиозаписи звонков на станцию скорой медицинской помощи г. Тамбова. Установлено следующее: 04.02.2017 звонивший обращался за консультативной помощью. Медработник дал рекомендации по приёму лекарственных препаратов, предупредил, что необходимо вызвать бригаду скорой медицинской помощи в случае отсутствия эффекта. Только на следующий день поступил вызов скорой медицинской помощи, бригада прибыла на вызов через 10 минут после его регистрации (по данным системы ГЛОНАСС). В настоящее время к проверке привлечены главные внештатные специалисты-эксперты управления здравоохранения области, независимые эксперты страховой компании. В случае выявления нарушений в действиях медицинских работников будут приняты соответствующие меры».

 

Сотрудников скорой помощи, как теперь выяснилось, действительно привлекли к дисциплинарной ответственности. 14 апреля 2017 года генеральный директор частного учреждения, куда переадресовывали Суворовых из 03, подписал приказ о взыскании по ТК РФ с медсестры по приёму вызовов «за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей, выразившееся в ненадлежащем соблюдении должностной инструкции и допущенном нарушении при приёме вызовов».

 

 

Кроме этого, никто не понёс абсолютно никакой ответственности. По словам Александра Суворова, упомянутая медсестра после этого уволилась и успешно устроилась в недавно открывшееся в регионе крупное медучреждение. Его судебные иски остались без удовлетворения.

 

- Я в суде говорю: когда меня из 03 переадресовали, я, старый человек, воспринял это буквально и думал (поймите, я в шоке был, у меня жена умирает), что это какой-то другой специалист подключится. Откуда кто знает, что их адрес в ведении этой частной конторы? – говорит Александр Суворов.

 

Только в процессе судебного разбирательства он узнал, что южная часть Тамбова прикреплена к частной станции скорой помощи, и получил список адресов. Итак, если вы живёте на юге облцентра, а конкретно по следующим адресам, позвонив в скорую помощь, вы можете столкнуться с переадресацией на дополнительное учреждение:

 

 

По словам Александра Николаевича, сначала он не был уверен, судя по симптомам, что у жены инфаркт, потому что когда он произошёл впервые, шесть лет тому назад, её тошнило, а на этот раз сначала нет. Но теперь Тамару Владимировну беспокоили сильные, непрекращающиеся боли в области грудины, что, согласно заключению экспертов, является достаточным основанием для вызова скорой и что супруг Суворовой и назвал в разговоре с медиками. Однако те изложили ему порядок действий по первой помощи, но не назначили по его адресу карету скорой помощи.

 

 

По их словам, Суворов не произнёс некоего, так сказать, заклинания «примите вызов», без которого, по алгоритму, скорую не назначают, а также изначально звонил исключительно за консультацией.

 

- Где у них указан этот алгоритм, я не знаю. Я читал устав этого учреждения, нет там никаких алгоритмов. Я звонил им узнать, что мне нужно дать ей из лекарств на то время, пока приедет скорая, а не проконсультироваться, - говорит он. – Я думал, что сам факт моего звонка говорит за себя.

 

Далее мы приводим стенограмму разговора с медработниками, которая содержится в материалах дела. Опираясь на неё, ответчики утверждают, что истец звонил именно за консультацией, а не за медпомощью. Сам Суворов пытается доказать обратное. «Живой» записи разговора в его распоряжении нет. Уточняем, переговоры со скорой длились с 4 по 5 февраля. В ночь на 6-е Тамара Суворова скончалась. Суббота, 4 февраля 2017 года, 15:00. Первый звонок:

 

03: Скорая помощь. Слушаю вас.

Александр Суворов: Здравствуйте.

03: Здравствуйте.

АС: Меня проконсультировать можно?

03: Можно.

АС: У меня у жены здесь давление поднялось. У неё до этого инфаркт был. Вот 170 на 98. Ну, она легла, немножко времени прошло… А, да, она выпила «Энап» [вероятно, «Эналаприл»], вот, я давление померил, у неё 145 на 85 и пульс 70. Боли прошли. Ничего ей сейчас не надо?

03: Когда инфаркт был?

АС: Инфаркт? Лет 6-7 назад.

03: Ничего давать не надо.

АС: Понятно.

03: Не надо давать ничего.

АС: А пульс нормальный – 70?

03: Да. Пульс нормальный.

АС: Всё понятно. Ну, всё, спасибо.

03: Боли появятся, если что-то будет, сразу звоните…

 

Когда Суворовой вновь стало плохо, и её муж позвонил в скорую во второй раз, трубку в «03» взяла другая медсестра. Она попросила объяснить, что произошло, потом спросила адрес, после чего сказала: «Минуточку, сейчас я соединю с вашей скорой помощью». Последовала музыка переадресации вызова и звук соединения, после чего произошёл следующий разговор (Суббота, 4 февраля 2017 года, 18:10. Второй звонок):

 

АС: У меня у жены давление большое.

Медсестра частной станции скорой помощи:  Какое?

АС: 250, 128, да, 128 [путается, затем поясняет] 220 на 180 у неё, ой… большое, 180 на 120.

М: Так какое из четырёх выбрать?

АС: 180 на 120.

М: Она гипертоник?

АС: А?

М: Гипертоник?

АС: Она? Нет, у неё так нормальное, даже чуть-чуть пониженное, а это вот подпрыгнуло.

М: Никогда не поднималось давление?

АС: Нет. До таких величин никогда.

 

Александр Суворов с записью показателей давления, которые делал для медиков, чтобы не забыть от волнения.

 

М: А не до таких величин?

АС: 150, 160.

М: А говорите, не гипертоник.

АС: Но это редко.

М: Ну, какая разница? Это гипертония. Так, хорошо. Как давно такое давление повысилось?

АС: Днём у не 145 было, где-то в три часа [далее коротко описывает свой предыдущий звонок и рекомендации медиков].

М: А её рабочее давление какое? Я так и не поняла.

АС: 110, 120 на 80, на 90.

М: А какие препараты от давления дома есть?

АС: «Эналаприл».

М: Дозировка какая? 5? 10? 20?

АС: Не знаю. Я ей дал сейчас «Нитроглицерин».

М: Зачем?

АС: Давление снизили.

М: Ну, это очень серьёзный препарат. Зачем вы такие препараты даёте? А кроме «Нитроглицерина» и «Эналаприла» что-нибудь есть ещё?

АС: Нет ничего.

М: Вы сами гипертоник?

АС: Я «Эналаприлом» тоже, да.

М: У вас какая дозировка?

АС: 10 миллиграмм.

М: Что её ещё беспокоит на данный момент?

АС: Боль в груди.

М: Где локализуется?

АС: По центру.

М: Куда-нибудь отдает?

АС: Нет.

М: «Корвалол» давали?

АС: Хотел. Мне сказали в скорой помощи ничего не давать.

М: Ну, это когда вы звонили-то? Столовую ложечку ей дайте сейчас. После этого две десятки «Эналаприла» под язык. И через 20-30 минут перемерить давление. Не раньше.

АС: Понятно.

М: Если давление снижаться не будет, перезвоните, подъедем.

АС: Хорошо. Алло, алло.

М: Да, я слушаю

АС: Вы сказали про «Корвалол», чайную ложечку.

М: Столовую.

АС: А, столовую. Мне с водой мешать?

М: Водички немножко в столовую ложку. Одну на одну разведите пополам.

АС: Понятно.

М: И дайте выпить.

АС: Всё. Спасибо.

 

На следующий день, 5 февраля 2017 года, Александр Николаевич позвонил в скорую уже в третий раз. После стандартных приветствий он описал обстановку, сообщил, что уже звонил вчера и получал рекомендации. У него поинтересовались, где он живёт, после чего в третий раз переключили на частную станцию, к которой Суворовых прикрепили по месту жительства и с которой глава семейства беседовал уже вторые сутки, пока умирала его жена. Его приветствовала уже другой санитар, которая, после описания ситуации, позвала к телефону коллегу, ранее говорившую с Суворовым. Он рассказал той, что вечером от таблеток давление снизилось, а утром жена опять встала с повышенным – 155 на 110 – и с болями в сердце. На это ему посоветовали вызвать врача на дом. Воскресенье, 5 февраля 2017 года, 7:59. Третий звонок:

 

­М: Утренние принимали, таблетки?

АС: Да. Я ей сразу дал две таблетки «Эналаприла» по 0,5 и, как вы и говорили, столовую ложку «Корвалола». Через полчаса я померил: опять 150 на 104 и 90, ой, на 70.

М: [Перебивает] Я вас поняла. Сегодня нужно будет в обязательном порядке вызвать доктора на дом. С 9 часов регистратура второй поликлиники работает. Скорее всего, такая реакция на изменения какие-то атмосферные, потому что вчера очень много таких пациентов было.

АС: Доктор, но пока ко мне врач приедет, что мне ещё, я не знаю. [Далее медсестра даёт инструкции по тому, какие лекарства нужно пойти и купить в аптеке Суворову, если не подействовали те, что его жена уже приняла].

АС: Понятно, понятно. Всё, спасибо, до свидания.

М: Всего доброго.

 

По словам Александра Николевича, только через сутки, будучи в панике и не помня себя от страха, он понял, что медики отреагируют, только если он назовёт «волшебное слово». «Я старый человек, - говорит он. – Я попал в страшную ситуацию. Я воспринимал их ответы как последнюю надежду, как авторитетное мнение. Если они не собираются выезжать, а начинают давать рекомендации, значит так надо, это же врачи. Я думал, что сам факт моего к ним звонка говорит о том, что нужно выезжать, - это же скорая!». По его словам, в сфере медицинского обслуживания, как и во многих, постоянно меняются, усовершенствуются правила, но откуда об этом узнать простым людям, пенсионерам, разве что только пройдя через собственную трагедию.

 

О «волшебном слове» он узнал только на пятый звонок. Но до него пока далеко. После того как пенсионеру порекомендовали вызвать врача к жене с признаками инфаркта, который обслужит её в порядке очереди, он позвонил в скорую через час. Там ему, ещё до традиционного соединения с частной станцией, тоже посоветовали подождать врача на дом.  Воскресенье, 5 февраля 2017 года, 09:03. Четвёртый звонок:

 

АС: Что мне с женой делать? Давление держится, и у неё болит сердце.

03: С поликлиники врача вызвать, все поликлиники сегодня работают. Назначить лечение.

АС: Вы послушайте меня…

03: [Перебивает] Скорая у вас была?

АС: Не было. Вот она уже два часа, четыре таблетки она выпила.

03: Говорите адрес.

АС: (диктует - Авт.).

 

 

После этого Суворова переадресовали на его территориальную станцию скорой помощи, куда он вновь сообщил о случившемся: сказал, что с шести часов вечера субботы у неё держится боль в центре груди, что сегодня, в воскресенье, начиная с 8 и до 9 утра, она уже выпила четыре таблетки лекарства, понижающего давление, и это не помогло. Сам Суворов недоумевает до сих пор: неспадающее давление и боль в груди – типичные признаки инфаркта, но, как он узнал от медиков, от каждого из этих синдромов нужно просто выпить соответствующее лекарство и ждать – от давления – «Эналаприл», от боли в груди – обезболивающие.

 

М: А обезболивающее не давали? Ни «Кеторол», никак?

АС: Анальгин давал. Боль в груди стоит у нее и всё. Голова чумовая, вырвало её.

 

Так, перечислив совершенно все признаки инфаркта, в том числе теперь уже и тошноту, Александр Николаевич наткнулся на вопросы «А давление высокое?» и «А врача вы ещё не вызывали на дом из поликлиники?», после чего бросил трубку.

 

В пятый, но не последний раз Суворов позвонил в скорую через полчаса после этого. На тот момент он уже абсолютно был в панике и звонил просто от безысходности, но на помощь, учитывая предыдущие беседы, не надеялся.Естественно, по номеру 03 он попал на медсестру, которая понятия не имела о его ситуации. Воскресенье, 5 февраля 2017 года, 09:29. Пятый звонок:

 

АС: Что делать-то мне? Давление не спадает. Человек не может, боль жуткая не отпускает.

03: Где боль?

АС: Сердце болит. У неё инфаркт был. Я вообще не понимаю, я разговариваю, звоню в скорую не просто так.

03: Вот вы позвонили, и что вы сейчас хотите? Я с вами сейчас первый раз разговариваю. Вы что от меня хотите?

АС: Со вчерашнего дня её боли не отпускают.

03: А я причём здесь?

АС: Да ни при чём.

03: Я первый раз с вами разговариваю. Первый раз. Претензии мне какие-то предъявляете.

АС: Я не вам, а вашей службе.

03: А вам что, отказали вчера? Когда?

 

АС: Дают [какого-то специалиста] (по словам Суворова, он понятия не имел, что есть то учреждение, к которому он, оказывается, прикреплён: он жил с женой, без детей, не имел доступа в интернет, от местных никогда не слышал об этой службе, в панике он воспринимал переадресацию на эту станцию как на какого-то специалиста той же 03, и поэтому дальнейшие претензии медработников типа «а кто ж ещё вас обслуживает?» в данной ситуации для испуганного пенсионера с умирающей женой на руках не имели никакого значения, кроме того, что помочь им двоим уже вряд ли кто-то собирается – Авт.). Воскресенье, 5 февраля 2017 года, 09:34. Шестой звонок:

 

03: А. Вы живёте на территории южной части города, да?

АС: Да.

03: Ну правильно. А кого ж вам ещё дадут, если они вас обслуживают. Вы на какой улице проживаете?

АС: … А они только мумиё мне сказали выпить.

03: Подождите. А какой у вас адрес, улица какая?

АС: (диктует - Авт.).

03: Ну сейчас переключу, попросите, пусть запишут вам вызов. ВЫ СКАЖИТЕ: «Я КОНСУЛЬТИРОВАЛСЯ, ЗАПИШИТЕ ТЕПЕРЬ ВЫЗОВ». Вот и всё. И они запишут. Сейчас, подождите, не кладите…

 

Тут Александр Николаевич снова не выдержал и, услышав в очередной раз «сейчас соединю», бросил трубку. Однако через 10 минут, как признаётся, взял себя в руки и понял, что другого выхода нет, хотя и в панике, но попытался собрать воедино всё услышанное от медиков за последние два дня и позвонилвновь, начав разговор с фразы «соедините меня, пожалуйста, со скорой по южной части города».

 

03: Ясно. Сейчас соединю.

(звук соединения)

АС: Здравствуйте ещё раз.

М: Здравствуйте.

АС: Доктор, запишите, пожалуйста, вызов.

М: Диктуйте адрес.

АС: (диктует - Авт.).

М: Квартира?

АС: Частный дом.

М: Фамилия и имя пациента.

АС: Суворова Тамара Владимировна.

М: Полных лет?

АС: 68.

М: Телефон.

(диктует)

М: Ожидайте.

 

Это был шестой звонок. Заучив уже стандартные фразы и на горьком опыте поняв, ЧТО нужно говорить, чтобы вызвать в Тамбове скорую к умирающему человеку, Александр Суворов через два с половиной часа позвонил туда в седьмой и последний раз. После этого разговора с медиками он взаимодействовал только через суд. Пожалуй, это была их самая лаконичная и содержательная беседа за все два дня. Воскресенье, 5 февраля 2017 года, 11:55. Седьмой звонок:

 

03: Скорая помощь.

АС: Соедините меня, пожалуйста, со скорой по южной части города.

03: Ясно.

М: Скорая.

АС: Здравствуйте ещё раз.

М: Здравствуйте.

АС: Вы вчера работали вечером?

М: Нет.

АС: Вы сегодня только заступили? Да?

М: Да.

АС: В общем, жену я свою с острым инфарктом положил.

М: Ну мы в курсе, что её госпитализировали.

АС: Вот теперь молите Бога, чтобы она выздоровела. Я вас по судам затаскаю. Я возьму распечатку звонков, сколько раз я звонил, и сколько вы меня футболили. Я всё объяснял. Что у неё инфаркт был. Какие у неё симптомы. Всё…

 

 

Тамара Суворова, пережив операцию, скончалась ночью понедельника, 6 февраля 2017 года, пробыв в состоянии инфаркта с 15:00 субботы до приезда медиков почти в 10 часов утра воскресенья. Когда 5 февраля на скорой в сопровождении мужа её доставили в больницу, Тамара Владимировна сразу же попала в реанимацию. Супруг пришёл к ней в понедельник, 6 февраля, доктор сразу сообщил ему, что прогноз плохой, и предложил повидаться. Суворов до сих пор утверждает, что именно к врачам областной больницы он не имеет никаких претензий, будучи уверенным, что они сделали всё, что смогли, однако время было уже катастрофически потеряно. Александр Николаевич встретился с женой днём 6 февраля. Последнее, что он помнит, - это два тонких ручейка слёз, которые идеально симметрично скатились по её груди. В 22:00 медики констатировали остановку сердца, в 22:20 – гибель мозга.

 

 

Согласно статистике Росстата, составленной по данным Министерства здравоохранения РФ, в 2017 году болезни системы кровообращения были выделены как основная причина смерти: из-за неё ежегодно в стране из жизни уходит порядка миллиона человек. В регионе, по данным Тамбовстата, от болезней системы кровообращения только за последние полгода умерло почти три тысячи человек. Как стало известно LifeTambov.ru в аппарате уполномоченного по правам человека в Тамбовской области, в ведомство поступают обращения по вопросу длительного ожидания скорой помощи, однако таковых единицы. В управлении здравоохранения LifeTambov.ru сообщили, что в регионе случаев с летальным исходом по причине несвоевременной явки скорой помощи не зафиксировано. Как рассказало LifeTambov.ru руководство частной станции скорой помощи, чьи сотрудники общались с Александром Суворовым, за время недолгой практики учреждения это был первый и пока единственный случай с таким исходом, добавив, что ответственные понесли дисциплинароное наказание и покинули место работы исключительно в связи с ним. В учреждении поясняют, что уклоняются от дальнейших комментариев, поскольку всё за себя говорит решение суда.

 

 

Сегодня стало известно, что вдовец Тамары Суворовой обратился к следователям для обжалования результатов слушаний, согласно которым ему отказали в возмещении морального ущерба и не нашли оснований для привлечения кого-либо к ответственности.

 

Поделиться в соцсетях:

Комментарии 4

  1. да-да 17 июля 2018, 14:34
    страшно здесь жить, страшно стареть. Умирать тоже страшно — обезбол и тот зажмут, сдохнешь и без него!!! валить, валить любыми путями
    1. Прохожий 17 июля 2018, 15:47
      А что мы хотим? Везде в этой стране беспредел, папа депутат, дочь медик. Никто никому не нужен, а простые люди просто лишние на этом празднике жизни…
      1. Вольнодумец 17 июля 2018, 21:47
        Сейчас нет медицинской помощи, а есть оказание медицинских услуг.
        Посмотрите сколько платных медицинских центров открылось, а там пациентов лечат за деньги всё те же специалисты, которые не могли вылечить этих же пациентов в госмедучреждениях.
        1. jjjj@mail.ru 18 июля 2018, 10:39
          бардак одним словом… либо платно либо никак… систему и подход в этой важной сфере надо менять… о каком повышении пенс.возраста может идти речь????!!!