07.12.2016 10:10 Мнения

Пётр Куликов: «Провинциальным театрам нужно часто менять репертуар, потому что зрители очень быстро заканчиваются»

В понедельник, 5 декабря, исполнилось 230 лет с первого спектакля Тамбовтеара. Какой путь он прошёл и что такое провинциальный театр сегодня, Lifetambov.ru рассказал директор Тамбовского драматического театра Пётр Куликов.

— Театр вообще сложно рассматривать относительно его истории. Ведь он всегда — личности, которые его формируют. Слишком многое здесь зависит не от внешних факторов, а от людей, театр – слишком живой организм. Сегодня, оглядываясь на прошлое нашего театра, я не могу выделить наиболее или наименее значимые периоды, ведь каждая страница уникальна по-своему. Искусство вчера и сегодня сравнивать нельзя, как нельзя сравнивать и работы двух великих мастеров. Многое зависит от того, насколько точно театр «попадает» в проблемы общества. И если это действительно происходит, даже в самые тяжёлые времена зал будет полон. Во время Великой Отечественной войны, при главном режиссёре Льве Эльстоне, ставились не только патриотические, но и классические спектакли, например, пользовался успехом «Ромео и Джульетта». Здание театра тогда сильно пострадало от бомбы: окна были забиты фанерой, крыша разрушена настолько, что снег падал прямо на сцену. И в таких условиях театр был всё время полон. В социуме существовала потребность в нём. Сложно сказать, из чего вытекают такие потребности вчера и сегодня. Принято считать, что всё зависит от режиссуры, от игры актёров. Есть спектакли, сделанные великими режиссёрами, с великолепным актёрским ансамблем, а публике они не нравятся, потому что поднимают слишком болезненные темы. Взять, к примеру, спектакль «Порок», в котором говорится о том, какую беду в наше общество несёт алкоголизм: мать встречает сына и буквально его не узнаёт. Спектакль потрясающий, а сегодняшнему массовому зрителю он не интересен.

— Что же нужно сегодняшнему массовому тамбовскому зрителю? Как угадать его потребности?

— Здесь кроется много подводных камней и задействована масса человеческих факторов. Например, мы всегда рискуем поставить спектакль не в тот день. В конце недели хочется прийти и немного забыться от проблем, переключиться на что-то лёгкое и увлекательное, а мы ставим в пятницу спектакль, в котором заявляем острую социальную проблему. Поэтому, чтобы спектакль состоялся и имел своего зрителя, нужно учесть множество мелочей. Плюс ко всему, особенность искусства в его сиюминутности – это живой организм, где главный фактор – связь актёра со зрительным залом. Не всякий раз она может установиться. У нас были спектакли, когда мы никак не могли пробиться к публике. Мы называем такой зал «мёртвым» — мы не слышим его отклика, его дыхания. А иногда зал реагирует так, как мы и не ожидали, и мы начинаем дышать с ним одним воздухом, в одном ритме – бесценное взаимопонимание. Как его достичь, мы тоже так и не узнали за две сотни лет.

— Кто оценит, поймёт острые социальные спектакли, если массовый зритель к ним не готов?

— Другое дело – профессиональное сообщество. Есть уровень фестивалей, где профессионалы оценят даже самый тяжелоусваиваемый спектакль. Есть фестивали, само приглашение на которые – уже высокая оценка. Наш юбилейный сезон мы открыли участием в театральном фестивале имени Фёдора Волкова, который проходил в сентябре в Ярославле. В России это один из самых главных, масштабных фестивалей. Он примечателен тем, что там не раздаются места и не определяются победители: считается, что само участие в нём – это уже признание. Сразу же после этого мы посетили международный фестиваль Мартина Макдонаха в Перми, где из 18 коллективов-участников были в числе всего лишь четырёх российских среди большинства из Ирландии, Шотландии, Англии, Польши, Сербии. Присутствие на таких фестивалях – единственный возможный критерий оценки. Да и сами мы провели уже 10 собственных фестивалей имени Рыбакова.

— В сравнении с всемирно известными коллективами, вместе с которыми тамбовская труппа участвует в крупных фестивалях, какие трудности приходится испытывать провинциальному театру?

— Провинциальным театрам нужно очень часто менять репертуар, потому что те зрители, которые есть в городе и ближайших окрестностях, очень быстро заканчиваются. Спектакль, который выходит 10-12 раз, успевают увидеть буквально все, кто хотел его посмотреть. Здесь важно не пойти на понижение, не пойти за вкусами, или вкусовщиной массового зрителя. А он бывает разный: один нуждается в пошлых комедиях, другой – в глубоких вещах. Но я убеждён, что первое – не функция театра в любые времена. Включите телевизор, а сюда люди приходят за другим, и мы в ответ пытаемся удержать планку на высокохудожественном уровне.

— Как планируете отпраздновать юбилейный год?

— В первую очередь, конечно новыми спектаклями. Ближайший — с 10 декабря по пьесе COLOMBA (с английского — Голубка) великого французского драматурга Жана Ануя. Символично, что в юбилейный год, посвящённый нашему театру, это спектакль именно о театре и о том, как идёт жизнь на его фоне. Впереди у нас ещё несколько проектов, о которых я пока не могу говорить: театральная традиция – ничего заранее не произносить. В театре много таких милых суеверий.

Будем награждать наших актёров – людей, переживающих то, чего зритель не видит: слёзы, разочарования, боль; наших мастеров, создающих уникальные декорации. Ведь каждый спектакль – это совершенно индивидуальный проект, совместная работа нашей команды, где важен каждый нюанс – от игры актёра до выбора материала на декорации и костюмы. Например, настоящие бриллианты со сцены выглядят так, будто ничего не стоят, а разбитые кусочки зеркала сияют ярче камней.

Пока мы провели рабочую встречу, где обменялись поздравлениями, а свой семейный праздник, где соберёмся между репетициями, чтобы выпить чаю и поздравить друг друга в тёплой, уютной обстановке, мы проведём 8 декабря. А основные громкие юбилейные торжества, куда пригласим наших друзей и партнёров, пройдут в феврале. Там у нас и будет возможность поблагодарить и своего зрителя, и тех, кто нас поддерживает и помогает. Не могу в этой связи не отметить участие областной администрации, благодаря чему в этом году у нас появился новый автобус для поездок на фестивали. А самое приятное для зрителей, о чём хотелось бы объявить – это новый зал! После Нового года мы поменяем театральные кресла на более удобные и современные и постелем ковролин для улучшения акустики и комфорта.

Поделиться в соцсетях:

Комментарии 0

    Спасибо за внимательность!
    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.