05.12.2016 12:12 Мнения

Владимир Стромов: «Университет в Тамбове – это наследие смелой и амбициозной революционной эпохи»

Недавно было опубликовано фундаментальное научное исследование «История ТГУ имени Г.Р. Державина». Эта публикация дала старт подготовке к столетнему юбилею Державинского университета. Об этом знаменательном для Тамбовщины событии и о значении исторической памяти LifeTambov.ru поговорил с ректором ТГУ Владимиром Стромовым.

Владимир Юрьевич, в 1918 году – практически сразу после революции – был создан первый вуз на нашей земле – Тамбовский государственный университет. Это и есть дата рождения Державинского университета?

Да, это начало отсчёта истории нашего вуза. Современный Державинский университет – единственный вуз Тамбовщины, происхождение которого прослеживается от Тамбовского государственного университета, созданного в 1918 году. Институциональная преемственность между нынешним ТГУ и революционным ТГУ никогда не прерывалась. Теперь – после выхода в свет «Истории…» – мы можем утверждать это совершенно точно.

Университет в Тамбове – это, в конечном счёте, наследие смелой и амбициозной революционной эпохи. Конечно, революция не ограничилась основанием университетов… Но мы должны понимать и с уважением принимать свою историю во всех её проявлениях, а не только лишь обвинять или лакировать её.

То есть можно составить генеалогическое древо университета, ведь, насколько я понимаю, его форматы несколько раз менялись?

Именно так. В 1921 году ТГУ был закрыт, но не исчез как образовательное учреждение, а лишь трансформировался. К моменту закрытия университет имел три подразделения: агрофак (сельскохозяйственный факультет), институт народного образования (педагогический факультет) и рабфак (подготовительное отделение). После 1921 года все три структуры продолжили существовать как самостоятельные учебные заведения, сменив названия и статусы. Но в 1923 году был закрыт Тамбовский практический институт народного образования – наследник педагогического факультета. В том же году был ликвидирован Тамбовский практический сельскохозяйственный институт – наследник агрофака. Эти две линии пресеклись. А вот рабфак продолжал существовать, имел госфинансирование, подготовил несколько сот выпускников. Причём, это было довольно крупное межрегиональное учебное заведение – в Тамбов для подготовки направлялись учащиеся из других губерний.

В 1930 году на основе рабфака в Тамбове был создан Агропедагогический институт – полноценный вуз, который был непосредственным преемником прежнего рабфака. В 1932 году Агропединститут был переименован в Педагогический институт. Но уже в 1935 году он был реорганизован в Учительский институт, а в 1938 году был вновь преобразован в Тамбовский государственный педагогический институт – ТГПИ. Собственно, это как раз тот вуз, на базе которого указом президента России в 1994 году и был воссоздан Тамбовский государственный университет. Именно – «воссоздан», а не «создан на пустом месте».

Поэтому, думаю, исторически оправдано включение в герб нашего университета даты «1918» как года основания. Будем ли мы это делать, не знаю, но все основания так поступить у нас есть.

А почему ТГУ в 1921 г. был преобразован в три отдельных института?

К сожалению, для поддержания полноценного университета не хватало квалифицированных кадров. В момент создания – в 1918 году – Тамбовский государственный университет смог привлечь в свои стены, без преувеличения, звёздный состав – среди наших преподавателей были будущие академики, учёные со всероссийской и мировой известностью, основатели направлений и целых отраслей науки. Конечно, это было вызвано исключительными обстоятельствами: ситуация в революционных столицах была настолько тяжёлой, что даже ведущие учёные были вынуждены искать средства к существованию в провинции.

Когда положение в центральных университетах нормализовалось, в Тамбове, конечно, возник сильнейший недостаток профессиональных кадров. Вообще наш университет несколько раз переживал периоды упадка, теряя множество преподавателей, студентов, материальную базу. В «Истории ТГУ» описаны и трудные времена…

Но главное – институциональная преемственность никогда не прерывалась. Коллектив сохранялся, а значит – сохранялись традиции научного интеллектуализма и педагогической ответственности.

В 1923 году закрытия избежал только рабфак – будущий ТГПИ?

Да. Поэтому, фактически, мы единственный вуз, который происходит от ТГУ революционной эпохи. Конечно, говоря о юбилейной дате 2018 года, я уверен, к празднованиям присоединятся и наши коллеги из других вузов. Ведь это будет столетний юбилей Державинского университета, с которого началось высшее образование в тамбовском регионе. Наш университет – в разных форматах – долгое время был единственным вузом Тамбовщины. Сейчас, конечно, высшее образование не ограничено стенами нашего вуза. Но – и сто лет назад, и сейчас – ТГУ является структурообразующим центром высшего образования. Наш вуз, в каких бы форматах он не существовал, всегда оставался главным механизмом воспроизводства интеллектуального потенциала регионального общества.  

Книга, о которой вы упоминали – «История ТГУ» – охватывает только ранние периоды существования вуза?

Нет. Это история от начала – от 1918 года – до сегодняшнего дня. Это результат масштабной работы, проделанной коллективом историков во главе с профессором Александром Липановичем Аврехом. «История ТГУ имени Г.Р. Державина» – классический труд, написанный на архивных источниках. Представьте: тысячи документов, казалось бы, забытые навсегда, лежали в архивах. Десятилетия их никто не открывал. Но, как оказалось, архивы могут говорить. И они говорят. «История…» наполнена живыми деталями, воссоздающими образ жизни и стили мышления людей прошлого. Но, прежде всего, «История…» это серьёзный аналитический труд: здесь представлена динамика основных параметров вуза, логика структурных преобразований, исторический контекст.

А какие эпизоды из этой книги Вы могли бы назвать знаковыми, наиболее характерными для всей истории вуза?

Нельзя сказать, что это отдельные эпизоды. Это, скорее, целые повествовательные линии. История университета не была спокойной и безоблачной: она наполнена разного рода потрясениями. Университет переживал периоды расцвета и упадка, оказываясь на грани существования. Меня поражает упорство, с которым наши преподаватели и студенты продолжали работать и учиться, верили в будущее.

Во время Великой Отечественной войны даже участие в учебном процессе требовало немалой выдержки – бывали случаи, когда студенты в холодных аудиториях слушали лекции стоя, поскольку столы и стулья передавались в госпитали. Зато в конце 1941 года вышел первый том «Учёных записок ТГПИ». В упорном стремлении продолжать образование, научные исследования сквозила решимость людей пересилить обстоятельства, остаться самими собой.

Есть ещё одна черта, которая почти всегда была свойственна нашему вузу и которую унаследовали и мы, – стремление к универсальности, понимание, что настоящее образование должно быть многогранным. На протяжении ста лет государственная образовательная политика постоянно колебалась: то насаждалась «политехнизация», то «гуманитарно-идеологический уклон». Однако наш ТГУ изначально был и остаётся самым многодисциплинарным учебным заведением в области. Например, в 1932 году в Педагогическом институте было семь отделений: физико-техническое, химико-биологическое, общественно-литературное, физическое, математическое, историческое, экономическое, химическое, биологическое. Сейчас трудно представить, что в 1925 году на рабфаке собирался кружок изучения латинского языка, а в 1940 году в ТГПИ на физмате читались спецкурсы «Уравнения математической физики», «Метеорология». В таких примерах можно ощутить стремление преподавателей расширить мировоззренческий горизонт студентов.

С другой стороны, вуз никогда не забывал и о сугубо прикладных задачах образования. За время обучения студенты должны были приобрести такой комплекс знаний и навыков, который был бы непосредственно применим и полезен в повседневной жизни, в труде и даже на войне. Правда, в разное время выпускникам требовались разные компетенции. В 1939 году программа включала строевую и стрелковую подготовку. А в 1956 году, например, физики получали дополнительную специальность – водителя или комбайнера.

Как именно планируется провести юбилей университета?

Масштабно. Но говорить о конкретных мероприятиях пока рано –  ведь до события больше года. Хотя самые первые, самые важные шаги мы сделали. Мы смогли восстановить реальную историю нашего вуза.

Почему Вы начали именно с этого? История как точка опоры?

Да, именно так. История одного вуза – это маленький вклад, но вклад в очень важное и большое дело. Коллективная историческая память является основой идентичности любого сообщества – будь то университетская корпорация или целый народ. Это подобно тому, как индивидуальные воспоминания формируют личность отдельного человека.

К сожалению, в современном мире историческая память стала объектом и стихийного мифотворчества, и преднамеренных манипуляций. Множатся фальшивые истории, придуманные или из пустого тщеславия, или ради оправдания необоснованных претензий, или ради корыстного обмана. Подлинные истории людей, семей, организаций, целых народов заменяются красочными подделками. На самом деле, все такие подделки недолговечны, и, в конечном счёте, ведут лишь к разочарованиям.

Извлечение из архивов и обнародование нашего реального исторического прошлого является важнейшей элементом нашей политики памяти.

Вы сказали, что почти столетняя история университета полна потрясений. Вызывает ли она оптимизм, даёт ли надежду на гарантированное будущее?

История вуза, которому в ноябре 2018 года исполнится сто лет, не завершится ни при нашей жизни, ни в отдалённой перспективе. Мы понимаем наши цели, обладаем волей их реализовать и уверенно смотрим вперёд.

История университета уверила меня в старой истине: «Чем глубже корни, тем крепче дерево стоит на земле». Иногда – в особо торжественных обстоятельствах – звучат слова, остающиеся для многих малопонятными абстракциями: «преемственность и непрерывность университетского корпоративного духа», «миссия, передающаяся из поколения в поколение», «ощущение сопричастности с историей страны и малой родины». Полагаю, понимание родной истории наполняет эти слова конкретными и весомыми смыслами. Это те самые духовные скрепы, которые создают перспективы развития. 

Поделиться в соцсетях:

Комментарии 1

  1. КрасноЗеЛёный Вчера в 16:37
    Красиво все сказано. Только жаль что университет избавляется от «нерентабельных студентов», которые в общем то имеют желание УЧИТЬСЯ!

    Спасибо за внимательность!
    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.