12.10.2016 11:58 Мнения

Марина Климкова: «Сегодня, отказываясь от сохранения наследия, мы уподобляемся беглым каторжанам, которые вынуждены скрывать свое происхождение»

Извечная российская и тамбовская проблема сохранения культурного наследия в скором времени может сдвинуться с мёртвой точки не только стараниями общественно активных групп, но и власти. Об этом LifeTambov.ru рассказала краевед и культуролог, искусствовед, эксперт Общественной палаты Тамбовской области Марина Климкова. Специалист полагает, что необходимо ужесточить требования к чиновникам, ответственным за сохранение памятников истории и архитектуры, исторически значимых сооружений, а также за соблюдение охранных зон. И здесь вся надежда на новые поправки в ФЗ «Об объектах культурного наследия...». 

– Сейчас «старый» Тамбов кварталами отдается под застройку. Разрушается историческая среда, которая ранее создавала «лицо города». В связи с этим остро встала проблема сохранения историко-культурного наследия. Не только в Тамбове, а во всех городах. Поэтому стало возникать общественное градозащитное движение – сначала по местам своего нахождения, но потом объединяться по всей стране. Городские и областные власти, стремящиеся отдать города по частям инвесторам (таким образом они якобы пытаются решить проблему ветхого жилья, благоустройства и т.д.), уже не могут не считаться с градозащитниками, а значит и с наличием культурного наследия. Госорганы охраны памятников на местах не справляются с вызовом времени, но вносимые поправки в федеральный закон о культурном наследии заставляют их работать более активно. Началось более быстрое заполнение реестра памятников, стали проводиться государственные экспертизы, разрабатываться проекты зон охраны. 

– Почему у нас возникла ситуация уничтожения культурного наследия? 

– Причина в современной культуре, которая выражается в изменении системы ценностей, снижении общего уровня образования, не всегда продуманной политике, нестабильной экономике. Каких-нибудь 30 лет назад трудно было представить ситуацию, когда широкой аудитории надо было бы объяснять, зачем сохранять наследие – материальную и духовную культуру, переданную нам в качестве ценности от прошлых поколений. Ответ был очевиден: для сохранения идентичности, единства народа и страны. Сегодня же культурное наследие частью общества воспринимается ветхостью, балластом. И после этого мы обижаемся, что нас называют «Иванами, не помнящими родства»! Кстати, последнее выражение возникло, как считается, в среде беглых каторжан, которые пытались скрыть свое имя и назывались распространенным – Иваном, а на вопрос о родстве отвечали: «Не помню». Вот и сегодня, отказываясь от сохранения наследия, мы уподобляемся беглым каторжанам – несвободным людям, которые вынуждены скрывать свое происхождение. 

– Какие изменения в законодательстве заставили тамбовских чиновников активнее работать в сфере сохранения регионального достояния? 

– В прошлом году вступила в действие законодательная поправка о госорганах охраны памятников, которые теперь должны заниматься лишь объектами культурного наследия, не совмещая свою деятельность ни с какой другой, как было ранее (с организацией работы музеев, театров, библиотек, архивов и т.д.). В Тамбовской области создано новое областное управление, которое должно иметь все возможности эффективно работать, специализируясь исключительно на сохранении наследия. 

– Есть ли на сегодняшний день положительные примеры деятельности общественников, сдвиги, спасённые объекты? 

– Градозащитное движение только обретает свой первый опыт. Самым большим достижением является проведение историко-архивных исследований и государственной историко-культурной экспертизы Державинского моста через Студенец на улице Советской. При оценке данного факта следует учесть, что, во-первых, до этого времени местным госорганом охраны памятников таких экспертиз вообще не делалось, хотя они прописаны в законе о культурном наследии. И, во-вторых, общественность проводила эту узкопрофессиональную работу с 2012 года на свои средства и в личное, свободное от работы время. Поэтому для Тамбова это уникальный опыт. По закону, с предоставлением в июле 2014 года акта экспертизы, мост должен был в течение нескольких дней стать охраняемым объектом наследия, но не стал. Лишь в 2015 году он был принят новой областной администрацией, отвечающей за памятники, на государственную охрану и внесен в список объектов культурного наследия регионального значения. 

– «Работают» ли у нас охранные зоны памятников на практике? 

– Для большинства тамбовских памятников таких зон не было разработано и утверждено. Однако на днях, 3 октября, вступили в действие поправки к закону, по которым все объекты культурного наследия, не имеющие утвержденных зон охраны, автоматически наделяются защитными зонами в размере от 100 м. Посмотрим, как эти нормы заработают. 

– Какие объекты культурного наследия сейчас находятся под угрозой? И как их спасти? 

– В лучшем положении сегодня здания-памятники, которые занесены в реестр и в которых располагаются госучреждения, заинтересованные в ремонте и реставрации, а потому добивающиеся выделения бюджетных средств. Но и здесь для объектов существует опасность – искажение облика недобросовестными и фиктивно проведенными работами. Чего только стоит одно «дело реставраторов», в которое попал особняк Михаила Асеева в Тамбове! Большое же число домов-памятников, использующихся под жилье, имеют плачевное состояние. Однако наибольшее беспокойство вызывают выявленные объекты и здания, несущие признаки объектов культурного наследия, которые не числятся в реестре. Для спасения каждого из них необходимы заинтересованность, профессионализм и индивидуальный подход.

– Всего этого недостаёт в Тамбове? 

– У нас нет концепции исторического развития города с учетом сохранения наследия. Если говорить об эффективности, то в любой работе она зависит, в первую очередь, от профессионализма работников. Настоящая команда формируется не по признаку лояльности ее членов к начальнику, а по профессиональным качествам всех участников процесса. Поэтому для улучшения ситуации в каждом деле всегда использовалось одно и то же действие – кадровая политика. Не случайно в январе следующего года вступает в силу закон, по которому государственные служащие должны будут иметь профильное образование. В Тамбове катастрофически не хватает своих лицензированных экспертов по памятникам, архитекторов-реставраторов, историков и искусствоведов, специализирующихся на архитектуре и градостроении. Наконец, на местном уровне отсутствуют муниципальные памятники и, как следствие того, наблюдается неграмотность в этой области деятельности служащих муниципальных структур. Все эти пробелы надо восполнять, терпеливо работая, – и власти, и общественности.

 

Поделиться в соцсетях:

Комментарии 4

  1. Жильцы 12 октября 2016, 13:23
    Пусть достроят ТРЦ на Студенце и благоустроят территорию коллектор оставить
    1. Тамбовчанин 13 октября 2016, 10:37
      Пусть этот недострой уродский сносят нафиг, оставят людям реку и красоту.
      1. Самодеятельный эколог 13 октября 2016, 22:11
        А как безжалостно разломали и сбросили с постамента самолет новые хозяева жизни бывшего здания ДОСААФ. Таких самолетов во всей стране оставалось пять. Малограмотному работяге все равно что рушить — самострой, самолет, историю. Наряд получил — сломал. А где же надзирающие органы? Где управление по сохранению культурных ценностей? Общественная палата? Народный фронт? Один Николаев не уследит за всеми этими экскаваторами, грейдерами, бульдозерами, бензопилами, крушащими всё вокруг.
        1. Коренной житель, тамбовец 27 ноября 2016, 01:41
          Благоустроить Студенецкую набережную и разобрать коллекторы! Снести уродливые застройки! Студенец быстрая речка, замерзает только при достаточно низких температурах. Река стала домом для уток и должно стать прекрасным местом отдыха горожан и гостей Тамбова в центре города. Может стать его изюминкой, визитной карточкой. Вот река. Она живая. Она была здесь всегда. И 100 лет назад, и 200, и 300, и раньше. С этой рекой связаны прекрасные легенды о нашей земле. С ней связана историческая память. Что сделали мы? Мы её загадили, а теперь хотим стереть с лица земли. Что может напомнить туристу в Тамбове о том, что он в старинном русском городе? Ладно тамбовчане — пришлые люди. Что с них взять? Куда делись тамбовцы?

          Спасибо за внимательность!
          Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.